Зинаида Серебрякова: жизнь на чужбине, слава на родине

Автопортрет. 1909 год. Источник: wikimedia.org

Великую русскую художницу оценили по достоинству только в глубокой старости

Осенью 2017 года исполняется 50 лет со дня смерти замечательной русской художницы Зинаиды Серебряковой. Она прожила трудную и далеко не самую счастливую жизнь, однако ее картины вошли в золотой фонд русского искусства.

Счастливый рассвет

Происхождение и детство обещали Зине Лансерé безоблачное будущее и всероссийскую славу. Девочка из клана Бенуа–Лансере была просто обречена на яркое дарование, хорошее образование и отличную протекцию. Уже в 18 лет мы видим ее путешествующей по Италии (непременный элемент образования русских художников), в 21 – во французской Академии де ла Гранд Шомьер. В те же годы она выходит замуж за своего кузена Бориса – и становится Серебряковой.

«Тата и Катя»
1917

Время между двумя русскими революциями оказалось самым счастливым в жизни Серябряковой. Она рожает детей одного за другим, но при этом успевает рисовать, участвовать в выставках, оттачивать четкость своей классической, реалистичной кисти. В 1911 году (к 27 годам) к ней пришла известность, в 1914-м – популярность. Серебрякова вступила в объединение «Мир искусства», но скорее из организационных соображений: ее картины были ближе не к «мирискусническому» символизму, а к передвижникам, с которыми ее новые товарищи активно боролись.

Картина Зинаиды Серебряковой «Автопортрет в красном». 1921 г.

Сердце пополам

1917 год, разруха, бедность, смерть мужа в 1919 году – 35-летняя женщина осталась одна с четырьмя детьми и практически без средств к существованию. Советскую Россию трудно было назвать безопасным местом для «буржуазных художников», но адаптироваться к новой, пролетарски-футуристической манере Серебрякова категорически отказывалась.

Картина Зинаиды Серебряковой «На лугу. Нескучное». 1910-е

Правда, высокая репутация наших мастеров, возможно, помогла ей выжить: в 1924 году несколько картин Серебряковой попали в США на выставку русского искусства – и были распроданы все до единой. На эти деньги Серебрякова смогла выехать в Париж. Формальным поводом стал заказ на создание большого декоративного панно, но, судя по всему, это была осознанная эмиграция. В те времена калитка для выезжающих – и без того не слишком широкая – уже захлопывалась.

Чуть позже к матери смогли присоединиться маленькие Александр (в 1925 году) и Катя (в 1928-м). А вот Евгений и Таня так и остались в СССР: в следующий раз Таня увидится с матерью через 36 лет (добившись командировки в Париж), а Евгений и того позже. Серебрякова в меру сил заботилась о сыне с дочерью на расстоянии, присылала им значительную часть заработанных денег, но это, конечно, не могло заменить живого общения.

Картина Зинаиды Серебряковой «Портрет балерины». 1922-1923 гг.

Балет и живопись 1910-20-х годов – редкий, едва ли не единственный случай, когда русская школа становилась общепризнанным мировым лидером. Скажем, великих русских романистов XIX века, кроме Льва Толстого и отчасти Ивана Тургенева, Запад узнал и признал только после их смерти.

Однако Зинаида Евгеньевна, уважаемая и почитаемая в России, практически не прикоснулась к славе своих друзей. Никакой востребованности во Франции Серебрякова не почувствовала: там в силе был самый безудержный модернизм, из русских эмигрантов процветали только авангардисты – такие, как Марк Шагал. Воспитанная на классике художница, как и в СССР, оставалась непреклонной: меняться в угоду моде или политической конъюнктуре она не могла. Не раз Серебрякова порывалась вернуться на родину, но одно дело желать, другое – добиться. Выживала она на разовых, часто случайных заказах; к счастью, с какого-то момента матери начали помогать эмигрировавшие с ней дети.

Источник: wikireading.ru

Лучше поздно, чем никогда

Лишь в глубокой в старости Серебрякову наконец нагнала заслуженная, но не чаемая слава. При Хрущеве и несколько лет после его отставки советская культура открывала для себя параллельную, эмигрантскую ветвь: начали печатать не только «возвращенцев» Марину Цветаеву и Александра Куприна, но и, например, ярого антисоветчика Ивана Бунина; полностью реабилитировали шахматиста Александра Алехина; рукоплескали актрисе Марине Влади. Технически выверенная, но все же простая для восприятия живопись Зинаиды Евгеньевны вызвала фурор в Советском Союзе.

Картина Зинаиды Серебряковой «Катя на террасе». 1930 г.

Благодаря стараниям своей дочери Татьяны, не жалевшей сил на прославление матери, 80-летняя гражданка Франции madame Serebriakoff оказалась нарасхват: выставки в Москве, Киеве, Ленинграде, огромные по французским меркам тиражи альбомов… Для советских властей Серебрякова оказалась счастливой альтернативой ненавистным авангардистам, чьи выставки тогда уничтожали бульдозерами. А сама художница не только наслаждалась поездками на родину и воссоединением семьи, но и на склоне лет получила какой-никакой достаток. Умерла она на 83-м году жизни, на пике славы, окруженная близкими людьми. Красивый конец непростой жизни.

Все дети и внуки Зинаиды Серебряковой продолжили благородную родовую традицию и связали свои жизни с живописью и архитектурой.

 

Источник: teleprogramma.pro

spacer

Оставить комментарий