Как жена спасла Сергея Шнурова от пьянства и измен

Сергей Шнуров с женой Матильдой. Фото: Mercury

Предсказуемо, но теперь еще и факт: лидер группы «Ленинград» был заядлым ловеласом.

«Когда я совсем в депрессии, слушаю «Ленинград», — заявил Сергей Шнуров в интервью своему другу, писателю Максиму Смеляку, автору только вышедшей книги «Ленинград. Невероятная и правдивая история группы». 287-страничный фолиант опубликован издательством «ЭКСМО» — аккурат к 20-летию группировки. Журнал «Телепрограмма» приводит несколько отрывков из книги — о личной жизни главного героя.

О любви и женщинах

В августе 2010-го Шнуров женился на своей подруге Матильде, тонкой, сильной балерине… Это был очевидный поворот к другой жизни.

Матильда вспоминала: «Он пил и был в раздрае полном. В какой-то момент наши отношения скатались в абсолютную ругань. После гастролей он мог прийти с каким-то очередным корешем, с бухлом, я била бутылки, он мог хлопнуть дверью и уйти куда-то. В итоге он встретил девушку, которая делала ему концерты в Германии, у них завязались какие-то отношения, я о романе не знала как идиотка. Он стал странно себя вести, по-другому одеваться, надел очки, мог мне не звонить, что ему вообще не свойственно, — в общем, все по классическому сценарию. В какой-то момент я уехала в Испанию на неделю, он меня особо не удерживал, и я поняла, что совсем все плохо. Потом он меня встретил в аэропорту с цветами, а по дороге домой взял кучу всякого алкоголя и опять сел нажираться… Мне какие-то претензии транслирует — как его жизнь *** [замучила], как ему не с кем общаться, ну и посыл такой, что и я его также *** [замучила]. После чего я ему говорю: я с дороги, устала и пойду спать. Он остался на кухне пить, и где-то в пять утра я слышу, что он с кем-то разговаривает. А он так нажрался, что стал звонить этой барышне, и в какой-то момент я слышу, как он говорит ей: «Ну, допустим, я уйду, и что, мы с тобой жить, что ли, вместе будем?» Я выхожу из комнаты, беру у него телефон и говорю: это что? А он сидит в остекленевшем состоянии и говорит: ну вот. Я говорю: выметайся отсюда… Мы не общались неделю. Потом позвонил, сказал, что надо поговорить… Мы были в ресторане, я стала бить посуду, он сидел молча, я сказала, что ухожу… я разорвала ему цепочку на шее в подъезде, он куда-то убегал, потом пришел, лег в кровать… В итоге он остался жить дома, но в какой-то момент я поймала его не том, что он продолжал ей звонить. Я говорю: «Подожди, ты зачем это делаешь?» А он: «Ну мне же неудобно».

Именно Матильде удалось обуздать шнуровское пьянство, причем без медикаментоза

А я как раз только прочла книгу Марины Влади и поразилась тому, насколько она любила Высоцкого, который был еще страшнее в своих проявлениях (Сережа по крайней мере никогда не лез в окно), и я впала в какое-то смирение перед ситуацией. Я, чуть что, начинала качать права, а у нее в книге вообще этого нет, настолько она любила этого человека, и прогибалась, и пыталась спасти ситуацию. Меня эта книга научила смирению и любви. Нужно отсечь обиды и ощущения несправедливости по отношению к себе, и вцепиться в чувство любви, и вложиться в эту ситуацию, и сделать все, и будь что будет».

Артист 10 лет назад еще не заботился о стиле и правильном питании. Фото: Виталий БЕЗРУКИХ/РИА Новости

Именно Матильде удалось обуздать шнуровское пьянство, причем без всякого медикаментоза. Он стал пить все реже и к 2016 году ограничивал себя парой-тройкой эксцессов в год (строго говоря, с его занятостью иная частота просто не представлялась возможной) — по сравнению с прошлыми возлияниями это была капля в море.

О дружбе

Матильда Шнурова: «Ребята летели пьяные с гастролей, а в этот день был какой-то серьезный матч, «Зенит» с кем-то играл в Питере. Я поехала встречать Сережу в «Пулково», звоню, он говорит: «Я сейчас выйду, мы тут с Михой». И выходит с Боярским, он, как водится, в шляпе и с небольшим чемоданом. Я смотрю и думаю: ну… у меня там два сиденья всего. И он говорит Боярскому: садись! Тот: а ты куда? Шнуров: «А я на свое место — в багажник». А в Z4 багажник со стеклянной крышкой. Ну мы кладем туда чемоданчик Боярского и Сережу, он поджимает колени и сворачивается калачиком. Выезжаем в город, а там жуткие пробки, народное гулянье — «Зенит» выиграл… И вот мы едем, и люди сначала замечают Боярского в этой шляпе, а рядом стоит троллейбус, из которого сверху через прозрачную крышу видно еще и Шнурова. И начинается натуральный экстаз: «Зенит» — чемпион, Боярский — на сиденье, Шнуров — в багажнике, просто конец света. Боярский в какой-то момент даже перекрестился.

Из первых уст

Сергей Шнуров: «В раннем детстве было два случая, которые определили мою судьбу. Родители купили пылесос «Вихрь»… а ты ж понимаешь, что для советской семьи инженеров покупка пылесоса была целое событие, как машина сейчас… А у меня была такая красная звездочка от военной пилотки. И я подошел к пылесосу, держа в руке эту звездочку, я к нему не притрагивался, вот клянусь, я просто подошел с ней поближе — и пылесос сломался. Мать позвала отца, он мне всыпал ремня, а я не мог понять, за что… И второй случай был, когда я проходил мимо работающего телевизора, сделал какой-то пасс рукой — и телевизор погас. Я был опять как-то дико наказан… И с тех пор я понял, что можно в принципе *** [ничего] не делать, *** [да!], ты все равно получишь. А раз так — лучше что-то делать».

Источник: teleprogramma.pro

spacer

Оставить комментарий